Вступление составители: Е. Э. Павлюць ' Б. И. Сушкевич в. В. Шарпило


с. 1 с. 2 ... с. 24 с. 25
§ ТРУД, " ТАЛАНТ, ДОБЛЕСТЬ

В ДВУХ ЧАСТЯХ Часть 1

^Кургакекая областная

БИБЛИОТЕКАБВК 65.9(2)243

Т 78

ВСТУПЛЕНИЕ

Составители:

Е. Э. ПАВЛЮЦЬ ' Б. И. СУШКЕВИЧ В. В. ШАРПИЛО

Редакционная коллегия:

Р П ПЛАТОНОВ (руководитель) Г Е ЦЫГАНКОВ И С КАРПЕНКО



10903—055 ,

Ч

М 301 (05) —8

|»-039—80 0802040204

i Издательство «Беларусь», 1981

Все, чем мы гордимся, все, чем богата минская земля, создано ее трудолюбивыми, талантливыми, доблестными людьми. Это они под мудрым руководством ленинской пар­тии коренным образом изменили за сравнительно короткий исторический период политический, экономический и со­циальный облик Минщины, возродили из пепла города и села, превратили ее в цветущий край могучей индустрии и современного высокопродуктивного сельского хозяйства, развитой науки и культуры.

Сейчас за одну неделю в области выпускается почти столько же промышленной продукции, сколько за весь 1940 год. Возникли и успешно развиваются самые совре­менные отрасли промышленности, такие, как радиоэлект­ронная, станкостроительная, тракторо- и автостроитель­ная, добывающая. На конвейерах предприятий собираются из узлов и деталей, поступающих со всех уголков СССР, известные во всем мире тракторы и автомобили, каждая восьмая в стране автоматическая линия, одиннадцатый хо­лодильник, четырнадцатый мотоцикл. Комбинат «Белорус-калий» имени 50-летия СССР дает почти половину обще­союзного производства калийных удобрений. На карте области появились новые города — Жодино и Солигорск.

Огромные, поистине революционные изменения произо­шли в сельском хозяйстве. За последние 40 лет его энерго­вооруженность возросла в 30 раз, объем валовой продук­ции вырос более чем в два раза.



I ;

Трудящиеся области — создатели многих непреходя­щих духовных ценностей, которые обогащают националь­ную по форме, социалистическую по содержанию и интер­национальную по направленности культуру белорусского народа. Из рядов рабочего класса и крестьянства выходят талантливые ученые и инженеры, писатели и музыканты, художники и скульпторы. Таково одно из ярчайших прояв­лений сути общества развитого социализма.

Напряженные трудовые будни рабочих, колхозников, интеллигенции наполнены пафосом созиданф!, всеобщим стремлением сделать как можно больше и йучше, внести весомый вклад в дело коммунистического строительства. Живым продолжением славных трудовых традиций стало развернувшееся социалистическое соревнование тружени­ков области за успешное выполнение предначертаний XXV съезда КПСС.

Родина по достоинству оценивает их трудовой героизм. Только за последние две пятилетки более 32 тысяч чело­век награждены орденами и медалями Советского Союза. Высоких наград удостоены целые коллективы. Два ордена Ленина — на знамени города-героя Минска. Дважды отме­чен высшей наградой Родины трудовой героизм рабочих, колхозников, интеллигенции всей области.

Эта книга — о лучших людях Минщины, удостоенных за свои достижения высокого звания Героев Социалистиче­ского Труда. Их пламенный патриотизм и беспредельная преданность делу партии и народа являются примером большой мобилизующей силы, вдохновляют на трудовые подвиги новые поколения. О них, носителях лучших черт советского человека, рассказывается в настоящем сборни­ке очерков.


Авсиевич Сергей Ильич ро­дился в 1927 году в деревне Ягодка Березинского района Минской области.

Член КПСС. Наладчик Мин­ского подшипникового завода.

Звания Героя Социалистиче­ского Труда удостоен в 1974 году.

П. СИДОРОВИЧ



ПО ТРУДУ И ЧЕСТЬ

Говорить о Сергее Ильиче Авсиевиче — значит расска­зывать о становлении и развитии Минского подшипниково­го завода. Его биография и история предприятия тесно пе­реплетаются, неразрывно связаны между собой. Вместе с развитием завода росло и мастерство Авсиевича. Можно сказать, что именно заводская проходная вывела его в люди, дала путевку в большую жизнь. Ему и теперь вспо­минается 1951 год, когда он с группой вчерашних солдат прибыл в Минск на завод. Тогда в одном небольшом поме­щении размещалось несколько цехов. Их встретили при­ветливо, быстро оформили документы, поселили в обще­житие.

Завод строился, а Сергей Ильич осваивал профессию наладчика токарных многошпиндельных автоматов и полу­автоматов. Как известно, наладка станков — дело сложное и ответственное. От того, насколько правильно будут уста­новлены н отрегулированы инструменты, приспособления, в значительной мере зависит производительность труда, точность и чистота поверхности обрабатываемой детали. Но овладел этой сложной специальностью Авсиевич до­вольно быстро, и его вскоре переводят на самостоятельную работу — он становится наладчиком двух автоматов. Со временем появились сноровка, умение работать быстро и качественно, повысилось мастерство.

Сергей Ильич научился организовывать свой труд так, /чтобы не тратилось впустую ни одной минуты. Он соста­вил подробный план работы, в котором каждая операция была расписана до секунды. Был разработан рациональ­ный кольцевой маршрут, значительно сокращающий коли­чество переходов от станка к станку. Договорился и с ма­стером, чтобы в конце смены получать задание на завтра. Тогда можно заранее знать, какие потребуются заготовки для следующей смены, приготовить необходимый инстру­мент. Словом, стал применять элементы научной организа­ции труда на рабочем месте. В результате повысилась выработка, появилась возможность обслуживать три стан­ка. И если раньше Авсиевич давал в смену до 150 колец для крупных шариковых подшипников, то теперь более трехсот. Примеру одновременного обслуживания трех станков последовали и его сменщики Петр Максимович Дылейко и Василий Алексеевич Лосев.

В десятую пятилетку подшипниковый завод вступил, имея богатый опыт по организации ритмичной и высоко­производительной работы. Предыдущая была успешно за­вершена по всем технико-экономическим показателям, сверх плана выпущено продукции на десятки тысяч руб­лей. В новой же предстояло взять еще более высокие рубежи.

Намечал их и Сергей Ильич. Личную девятую пятилет­ку он завершил в июне 1974 года, десятую решил закон­чить тоже намного раньше. Он учел все свои резервы и возможности и увидел, что его среднегодовая выработка возрастет примерно на десять процентов. Его же опыт под­сказывает, что важнейшим резервом является и рациона­лизация. Постоянный поиск путей усовершенствования

технологического процесса не раз помогал ему ликвидиро­вать самые «узкие» места и добиваться высокой произво­дительности.

Например, одно время на участке было очень трудное положение на предварительной расточке внутреннего диа­метра обоймы шарикового подшипника. На первой пози­ции эта операция выполнялась зенкером. Но при работе он часто смещался в сторону от центра, инструмент «разби­вал» отверстие так, что деталь шла в брак. И тогда у Авсиевича возникла мысль использовать вместо зенке­ра расточной резец, заточенный под определенным углом.

Инструмент оказался устойчивым, не ломался. Разме­ры детали и чистота обработки получились такие, как и требовалось по чертежу. И сегодня этим резцом пользуют­ся все наладчики-операторы.

Сергея Ильича уже не удовлетворяло и то, что на четы-рехшпинделышм автомате не полностью обрабатывалось кольцо подшипника. По его предложению была изменена технология обработки и введена иная последовательность выполнения подрезных и сверлильных операций. Теперь детали с автомата шли прямо на шлифовку торца и на тер­мообработку, в результате чего освободился один из станков.

Пришлось подумать и о более полной загрузке станоч­ного оборудования. На тех больших и громоздких автома­тах, которые обслуживал Авсиевич и другие наладчики участка, обрабатывались очень маленькие кольца. А ведь на них можно изготавливать кольца из труб диаметром до ста и больше миллиметров. С этим предложением Авсиеви­ча согласились все. Но здесь возникла необходимость усо­вершенствования загрузочных устройств, ибо имеющиеся на автоматах не отвечали этим требованиям.

Представьте себе трубу четырех-пяти метров и весом до ста килограммов. Ее нужно вручную поднять и закре­пить на станке. На помощь новатору пришли заводские конструкторы и помогли разработать новый загрузочный механизм. Теперь механическая рука поднимает и закреп­ляет трубы на станке. Затем была механизирована и убор­ка стружки от станка. Снова — повышение производитель­ности труда и культуры производства.

Все это помогло С. И. Авсиевичу увеличить выпуск продукции. Поэтому он (а по его примеру и товарищи по

участку) обратился к администрации цеха, чтобы нормы выработки были увеличены на пятнадцать процентов.

Можно по-разному относиться к своему делу. Добился рекорда — и успокойся, пожинай плоды успеха. «Но так поступает только тот, кого не интересуют дела коллекти­ва, рядом работающего товарища,— говорит Сергей Ильич.— Ведь не у всех получается так, как у ветеранов, специалистов высокой квалификации. Некоторые рабочие, особенно новички, не выполняют плановых заданий. По­этому на участке принято за правило: рядом/с передови­ком не должно быть отстающих. Как только они появляют­ся, тут же опытные наставники берут над ними шефство».

Немало было у Авсиевича учеников. И ему всегда ста­новилось радостно, когда они со временем начинают ни в чем не уступать в мастерстве своему наставнику, а иногда и обгоняют его.

В начале 1979 года Сергей Ильич расстался с одним своим станком — шестишпиндельным автоматом. Жаль было списывать его — ведь 25 лет проработал на нем, и станок никогда не подводил, всегда был в исправности. Но что же сделаешь, когда ему на смену пришел высокопро­изводительный автомат.

Правда, на новой технике Авсиевичу уже не придется работать — Сергея Ильича перевели монтером-наладчи­ком. Обычно такая должность дается самым опытным ра­бочим, специалистам высшей квалификации. А мастерства и опыта Сергею Ильичу не занимать. Поэтому и закрепи­ли за ним семнадцать автоматов — он должен помогать налаживать и запускать их в работу. С этим ответствен­ным заданием Авсиевич успешно справляется.

Сергей Ильич пользуется большим авторитетом на предприятии. Ему присвоено почетное звание «Заслужен­ный работник промышленности Белорусской ССР».

По труду и честь!

Азгур Заир Исаакович родился в 1908 году в деревне Молчаны Сснненского уезда Витебской гу­бернии.

Художественное образование получил в Витебском художест­венном техникуме, Ленинград­ской академии художеств, Киев­ском государственном художест­венном институте, Тбилисской академии художеств.

Творческие достижения народ­ного художника СССР дважды отмечались Государственной пре­мией СССР, Серебряной медалью Всемирной выставки в Брюсселе и Золотой медалью Министерства культуры СССР в честь 45-летия Великого Октября.

Звания Героя Социалистическо­го Труда удостоен в 1978 году.

Т. АБАКУМОВСКАЯ СОЗВУЧИЕ С ЭПОХОЙ

Кудрявого черноволосого мальчишку неудержимо влек­ла к себе глина. Податливая, мягкая, она под ловкими пальцами могла превращаться то в забавных зверьков, то в сказочных русалок и домовых из маминых сказок. Не­редко уставшие дядьки, возвращаясь с поля, задержива­лись возле этих ребячьих «цацок», качали головами: «Гля-Ди ты, как ловко!»

Видимо, чувство прекрасного, ощущение гармонии испокон веку присуще витебчанам. Витебская земля дала белорусскому народу целую плеяду замечательных худож­ников, поэтов, писателей. На ее земле вознеслись в про­зрачное небо купола горделивого храма Софии Полоцкой, здесь жили Франтишек Скорина и Симеон Полоцкий. А со-

временная белорусская литература? Петрусь Бровка, Ры-гор Бородулин, Геннадий Буравкин — все они витебчане.

Кто знает, как сложилась бы жизнь талантливого хлоп­чика из очень бедной еврейской семьи, если бы не заря Революции, осветившая белорусский лесной край, и не добрые, чуткие к таланту люди, встретившиеся на его пути.

Первым таким человеком, о котором с огромной благо­дарностью вспоминает Заир Исаакович, был гончар Пилип Потапенко, в подмастерья к которому после равней смерти отца отдали Заира. На диво крепкий, кряжистый, он был не только замечательным мастером, а и прирожденным •педагогом. Он учил смышленого хлопчика не только ре­меслу — учил понимать гармонию природы, ощущать со­вершенство формы, восхищаться красотой окружающей жизни. Рассматривая «цацки» Заира, он задумчиво, рас­тягивая слова, словно отливая каждое в законченную фор­му, говорил:

— Как быть должно? А должно быть так, чтобы чело­век тем делом занимался, к которому душа лежит. Ты, скажем, столяр в душе — удиви народ таким столом, что­бы всем столам был стол, а печник — сооруди печь, какой нигде больше нет. У тебя же, хлопец, талант к глине, к фигурам всяким. Это я тебе говорю. Значит, дело верное. Учиться бы, ох! Ну, даст бог, повезет тебе в жизни, вый­дешь на дорогу.

Мечта Пилипа сбылась. Заир стал студентом Витебско­го художественного техникума.

В канун своего семидесятилетия, вспоминая ту весну искусства в статье «Спрашивают современники, спросят потомки», опубликованной на страницах газеты «Совет­ская культура», Заир Исаакович писал:

«Уже на первых этапах становления социалистической культуры новая действительность потребовала от нас, ху­дожников, показа обновления мира. От искусства револю­ция ждала и требовала выражения ее сути: созидатель­ного пафоса, раскрытия гуманизма бойцов революции. Ви­тебск в ту пору пестрел от стенных росписей и плакатов. Их предназначение было — звать на защиту социалисти­ческого Отечества. И едва ли я ошибусь, сказав, что вот из этой диалектической задачи — воспеть извечные ценно­сти в человеке и откликнуться на зов времени — вытекали первые эстетические требования нового искусства.

10

Лозунг «Владыкой мира будет труд!» призывал к дей­ственному в искусстве. И опыт становления нового отря­да, первого отряда советской художественной интеллиген­ции подтвердил плодотворность поисков в этом направ­лении ».



Поэтому вовсе не случайно, что, едва овладев азами профессии, юный «фараон» (так прозвали Заира Азгура соученики, потому что «местом жительства» его был огромный сундук — саркофаг, который стоял в одной из мастерских художественного техникума) принимается за создание скульптурной портретной галереи, которая может быть назвала «гимном труду». Скульптурные портреты трудовых людей молодого ваятеля были представлены на Первой Всебелорусской выставке изобразительного искус­ства, открывшейся в 1925 году.

Эта выставка показала, как богат талантами народ, воз­рожденный к жизни. Она показала также, что в искусство идет большой отряд белорусских советских художников. Она определила дальнейшую направленность поисков мо­лодого художника Заира Азгура. Главным героем его про­изведений стал трудовой человек — рабочий, крестьянин, интеллигент. Именно на этом пути в будущем выдающим­ся белорусским скульптором были одержаны главные по­беды.

Но это в будущем, а пока...

— Уже на пороге огромного мира искусства, в который широко распахнула нам, выходцам из народа, двери Совет­ская власть,— говорит сегодня Заир Исаакович,— я хоро­шо усвоил, как много упорства и знаний требует моя про­фессия. Художнику необходимо изучать все виды челове­ческой деятельности, чтобы передать в портрете или статуе не приблизительную, а полную и типичную правду о человеке. Поэтому глубоко заблуждаются те, кто наивно полагает, будто скульптору достаточно лишь ремесленных навыков да воображения. «Сделанность» вещи может быть и у ремесленника, и у мастера. Черта эта важна, она срод­ни качеству. Беда только, если она ведет к омертвелости форм. Мастерство выше умения, к такому выводу пришел я, пройдя огромную школу жизни и искусства. Мастерство видит и отражает содержание жизни, ремесло — лишь очертания ее. Опыт советского искусства как раз тем и заявляет о своей новаторской природе, что он расширил понятие мастерства — включил в это понятие социальную

41

средственно, порой с добрым юмором, порой с восхище­нием, и всегда с огромной любовью, облик и характер интересных людей, повстречавшихся на жизненных доро­гах. Перелистайте книгу «О том, что помнится» и вы убе­дитесь в правоте этих слов.



Но бывают личности, образ которых живет с художни­ком рядом многие, многие годы. Так было с Якубом Кола-сом. Встреча с дядькой Якубом произошла еще в двадца­тые годы.

Тогда совсем еще юным скульптором был'-'создаи пер­вый портрет великого белорусского поэта. К образу Якуба Коласа, героям его произведений Заир Азгур обращался неоднократно, и, думается, достойным венцом замысла, благодарной памятью великому песняру белорусского на­рода стал памятник, что воздвигнут на одной из красивей­ших площадей белорусской столицы.

Со всех сторон обтекает этот островок белорусской при­роды шумный поток центральной магистрали города. Тя­нутся к небу молодые березы. Шумят зеленой листвой, за­сматриваются в прозрачное озерцо. А на валун, каких раньше много было на белорусских полях, в задумчивости присел человек с большим, открытым лбом мыслителя. Смотрит дядька Якуб на обновленную землю, за счастли­вую долю которой боролся, неяркую красоту которой во­спел в своих книгах. А рядом — герои его произведений — Сымон-музыкант, прославленный партизан дед Талаш с сыном Панасом.

Сквер всегда полон ребячьим щебетом, влюбленные на­значают свидания «у Коласа».

Нередко приходит сюда и седой, плотный, но с удиви­тельно легкой, летящей походкой человек. Его узнают. Ему кланяются. Путь в мастерскую пролегает тоже «через Коласа». А там, на станке, мастера ждет новая работа.

Александров Николай Нико­лаевич родился в 1917 году в го­роде Брянске.

Директор Научно-исследова­тельского института онкологии и медрадиологии, член-корреспон­дент АМН СССР, профессор.

Звания Героя Социалистиче­ского Труда удостоен в 1977 году.

В. ХОДАНОВИЧ

И ВЕЧНЫЙ БОЙ...

Профессор за свою жизнь видел не одну смерть: в дав­ние годы — на поле боя и в прифронтовом лазарете, в мир­ные дни — на больничной койке и в операционной. Десят­ки, сотни, тысячи смертей. Но привыкнуть к этому он так и не смог. Будь проклят этот процент неудач, сопутствую­щий клинической практике даже самого талантливого хи­рурга! Но он с этим никогда не смирится, никогда! Смерть будет побеждена, человеческий разум научится управлять процессом старения, только для этого ученым всего мира нужно объединить усилия...

Черный лакированный «ЗИМ» свернул с автострады и спустя некоторое время въехал в коридор из глухо шумя­щих сосен и елей. Мягко подпрыгивая на неровностях лес-

15

ной дороги, машина пошла тише, и профессор прильнул к открытому окну, вдыхая утренний аромат весенней хвои. Профессор любил утро, и лес, и хвойный аромат — все это, вместе взятое, ассоциировалось у него с понятием «жизнь», с ее радостными ощущениями и переживаниями.



Показались строения института, начинался новый ра­бочий день с его суетой, большими и малыми задачами, на­пряженным ритмом. Вчерашняя операция у профессора закончилась неудачей, случай из тех, когда медицина бес­сильна. История болезни, проведенное накануне тщатель­ное обследование, состояние больного — все говорило за то, что здесь уже ничто не поможет. Но наблюдать агонию человека и не пытаться хоть чем-нибудь помочь ему, об­легчить муки было слишком жестоко. Он должен был взяться за эту операцию, даже если шансов на удачу — только один из тысячи. Это был его долг. На что наде­ялся профессор? На чудо? На сотни предыдущих удачных операций при тяжелейших заболеваниях? Он сделал все, что мог, даже больше того, но чуда не произошло. Конечно, совесть его чиста, но от этого ему не легче. Обрести спо­койствие в такие минуты помогала только одна мысль: да, операция закончилась неудачно, спасти больного не уда­лось, но этот приобретенный трагический опыт, возможно, поможет спасти кого-то другого...

Директор Научно-исследовательского института онко­логии и медицинской радиологии, член-корреспондент Ака­демии медицинских наук СССР, профессор, Герой Социа­листического Труда Н. П. Александров входит в свой слу­жебный кабинет и просит секретаря некоторое время не беспокоить его...



  • Николай Николаевич, в чем Вы видите главный
    смысл своей личной жизни?

  • У человека нет большей драгоценности, чем
    жизнь.— Голос звучит неторопливо, но твердо.— Сделать
    ее полной, насыщенной, возвратить физическое и духовное
    здоровье, данное природой,— в этом я видел и вижу высо­
    кий смысл профессии врача, свой научный и личный долг.
    Жить для людей! Сколько было сил, энергии, знаний,
    я стремился честно выполнять этот главный наш
    долг...

Профессору уже за шестьдесят, но, листая странички его жизненного календаря, убеждаешься, что он ни разу не изменил своему еще в юности выбранному идеалу.

16

Удивляясь и завидуя, его судьбу можно назвать героиче­ской и счастливой. Какая удивительная спрессованность жизни, дела и мечты!



Как это начиналось? Он родился в семье учителей, и, естественно, родители привили ему любовь к своим пред-метам — физике и математике. Уже тогда Александров удивлял своей организованностью, умением спланировать время. Судите сами: одновременно он учился в школе, ра­ботал на заводе, здесь же был комсомольским вожаком. А в свободные минуты, хоть их оставалось очень мало, юноша серьезно готовился сказать свое слово в техниче­ском творчестве.

Жизнь распорядилась иначе, и он об этом не жалеет. Молодая Республика Советов в эти годы решала огромные социальные задачи, в том числе организацию надежной службы охраны здоровья. По направлению своей ячейки комсомолец Александров поступил учиться в Ленинград­скую Военно-медицинскую академию имени С. М. Кирова. Он мечтал о другом, но ему объяснили, что в настоящий момент медицина для страны важнее. Этого оказалось до­статочно, чувство общественного долга для него всегда бы­ло выше личных мечтаний и устремлений. Стремление к знаниям и упорный характер юноши проявились и здесь: за весь срок учебы он ни разу не получил оценку ниже отличной.

Уже в годы учебы в академии об Александрове с пол­ным основанием можно было говорить как о человеке идейно убежденном, проникнутом высокими чувствами мо­рально-этичного и общественного долга. В минуты испы­таний он всегда выбирал передний край трудностей. Ко­гда началась война с белофиннами, Николай сразу же подает рапорт на имя начальника академии: «Прошу раз­решить мне, слушателю 5-го курса, временно прервать учебу и выехать на фронт. В настоящее время мое место там».

Его направили в пехотный батальон врачом. Буквально через полчаса после прибытия в подразделение начался бой, и Александров с честью выдержал первые суровые испытания. Через несколько дней партийцы выбрали моло­дого коммуниста своим секретарем. Особенно отличился военврач Александров в бою на озере Вуоксен-Вирта. На ЛЬДУ, где не было никакого укрытия, в самом центре свин­цовой метели он

ных. А в решающий момент боя заменил убитого полит­рука пулеметной роты, сам повел бойцов в атаку. За этот подвиг Александров был награжден орденом Красного Зна­мени. Боевых эпизодов, в которых молодой военврач про­явил себя мужественным и решительным, можно привести много.

Возмужавший, закаленный в боях, с большим практи­ческим опытом возвратился юноша в академию. Это был уже настоящий специалист, который знал цену солдатско­му мужеству и понял, что война — это не романтика, а в первую очередь тяжелый труд, пот, суровые испытания и обильная человеческая кровь. Этот опыт не сравним ни с какой теоретической подготовкой. И совершенно естествен­но, что после успешного завершения учебы Александров был оставлен на кафедре клинической хирургии. Но нау­кой в то время заняться не пришлось. Вскоре началась Великая Отечественная война, и он вновь добровольцем уходит на фронт. С дивизией, сформированной из рабочих Ленинграда, он защищал и отстоял свой город.

Тяжесть боев для него определялась количеством ране­ных, проходивших через его руки, а бои под Ленинградом были жестокие. Без сна и отдыха, под артиллерийским обстрелом и бомбежками, с ограниченным ресурсом меди­каментов и постоянной нехваткой обслуживающего персо­нала, молодой хирург ежедневно делал десятки операций, проявляя чудеса выдержки, хладнокровия, медицинской изобретательности и мастерства. Спросить совета он мог только у себя. Как пригодился ему опыт войны с белофин­нами, как благодарен был своей усидчивости и упорству на занятиях в академии! Сотни бойцов спас военврач Александров от неминуемой смерти, и не было для него высшей награды, чем еле слышные слова из обескровлен­ных губ раненого: «Спасибо, доктор!»

Победу он встретил в Дрездене.

Через тридцать лет после войны встретились ветераны 56-й дивизии ижорцев, покрывшей себя в жестоких боях неувядаемой славой. Пришел на встречу и бывший коман­дир медико-санитарного батальона Александров. Однопол­чане запомнили его как человека большой храбрости, силы воли, ясного ума и кристальной честности. Было среди ве­теранов и немало тех, кого спас профессиональным уме­нием и чуткостью полевой хирург. Слезы благодарно­сти нельзя описать, их нужно видеть.

18

В эти же дни в Ленинграде проходило совещание советских и американских онкологов. Соглашение о со­трудничестве ученых СССР и США в области изучения борьбы с раковыми заболеваниями подписал и профессор Александров, бывший военный медик, спасавший искале­ченных пулями и снарядами солдат и мирных жителей Ленинграда, познавший войну изнутри и глубоко ее нена­видящий.



С дней юности неколебим его девиз — жить для людей. Он никогда не искал для себя легких путей. Может быть, потому и посвятил свою жизнь сложнейшей проблеме медицины — борьбе с раком. После войны, вернувшись в академию, Александров целиком уходит в науку. Его идеи отличаются глубиной и оригинальностью.

В это время ему приходится много ездить по стра­не и за ее пределами, где он помогает организовать ме­дицинскую службу. Его жена Наталья Михайловна как-то подсчитала, что за шесть послевоенных лет в семье он находился в общей сложности всего два года и семь месяцев. Остальное время — в служебных команди­ровках.

Неизгладимое впечатление произвело на Николая Ни­колаевича время совместной работы с прославленным на­шим ученым, академиком Курчатовым.

Защитив кандидатскую, а затем и докторскую диссер­тации, Александров в 1960 году связывает свою судьбу с Белоруссией, где возглавляет только что созданный Науч­но-исследовательский институт онкологии и медицинской радиологии. Своих зданий институт еще не имел. Там, где теперь в Боровлянах раскинулся целый научный городок, раньше была живописная поляна, окруженная густым ле­сом, в котором было множество белых грибов.

Благодаря большим организаторским способностям и энергии Н. Н. Александрова в Белоруссии в короткий срок был создан один из крупнейших онкологических центров страны. Чтобы скорей ввести в строй лечебные корпуса и научные лаборатории и по-настоящему приступить к лече­нию больных, директор организовывает субботники и вы­ходит на них первым. В институте сохранился любитель­ский кинофильм, где есть кадры, как профессор вместе с молодыми сотрудниками быстро передает по цепочке кир­пичи. В большом ученом и теперь живет военная привыч­ка: там, где трудно, он должен быть первым.


с. 1 с. 2 ... с. 24 с. 25

скачать файл