Риски и вызовы модернизации


с. 1


Риски и вызовы модернизации

Т.С. Ахромеева, Г.Г. Малинецкий

Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН

«Единство, – возвестил оракул наших дней,

– Быть может спаяно железом лишь и кровью…»

Но мы попробуем спаять его любовью,

– А там увидим, что прочней…

Ф.И. Тютчев

Уже почти 10 лет президент и премьер России призывают к технологическому перевооружению страны, к модернизации, к инновационному развитию. В 2001 году, в бытность президентом, В.В. Путин во время встречи с руководством РАН 03.12 поставил перед научным сообществом России две задачи



  • Независимая экспертиза государственных решений, прогноз и отработка мер по предупреждению бедствий, кризисов и катастроф в природной, техногенной и социальной сферах.

  • Отработка сценариев перевода страны от «экономики трубы» к инновационному пути развития.

Трудно, особенно сейчас, сомневаться в своевременности и дальновидности постановок этих задач. В самом деле, мировая практика показывает, что каждый рубль, вложенный в прогноз и предупреждение аварий, позволяет сэкономить от 10 до 100 рублей, которые потребовали бы ликвидация или смягчение последствий уже произошедших бед. Решение этой задачи не только гуманно, но и очень выгодно для общества в целом.

Более того, и ресурсы, и научный, и кадровый потенциал, и необходимые денежные средства в докризисные времена для этого были. В 2002 году Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН (ИПМ), поддержанный десятью другими академическими институтами, выступил с инициативой создания Национальной системы научного мониторинга опасных явлений и процессов в природной, техногенной и социальной сферах. Однако подобная система так и не была создана. В необходимом масштабе политическое решение, принятое Президентом РФ, не нашло поддержки ни в Правительстве, ни в Академии.

В той же, а может быть и в большей степени, это относится и к инновациям.

Поэтому можно сделать вывод, что общество, элиты, государственный аппарат не готовы к решению ряда жизненно важных для страны задач. После знаковых катастроф 2009 года – аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, крушения «Невского экспресса», пожара в Перми – становится ясным, насколько глубок социальный, управленческий, моральный, рефлексивный кризис, в котором оказалось российское общество. Поэтому естественно анализировать происходящее и ожидающее нас с позиций теории рефлексивного управления.

Говоря кратко, дело в «социальной шизофрении», в вытеснении, нежелании видеть объективно неприятную, шокирующую реальность и вытекающую из нее безрадостную перспективу. Дело в нежелании связывать необходимые, назревшие перемены страны и региона со своими конкретными действиями, с отсутствием социального субъекта, имеющего потребность, желание и возможности менять реальность в соответствии с коренными интересами большинства населения, готовым управлять «для будущего и из будущего».

Взгляд с метауровня


Не думаю, что даже сейчас мы абсолютно трезво осознали, что произошло. С одной стороны, чем больше государство берет на себя функций контроля, тем больше взяток. С другой – уменьшение контроля не гарантирует повышение безопасности.

О. Чиркунов, губернатор Пермского края

Мы видим, что вопросы модернизации России, её инновационного развития, эффективного решения социально-экономических проблем, очевидно, не имеют решения на том уровне, на котором они ставятся. Двадцать лет риторических вопросов и бесплодных попыток что-либо улучшить в процессе реформирования в этом ясно убеждают. Следовательно, в соответствии с принципами теории рефлексивного управления вопрос следует ставить на более высоком – метауровне [9]. Чтобы поставить вопрос этого уровня следует осознать, что же происходит в стране.



Холодная гражданская война и кризис жизнеустройства.

Анализ государственных докладов ряда министерств и ведомств России, чрезвычайных ситуаций и знаковых событий последних лет убеждает, что в стране идет холодная гражданская война. В ходе этой войны происходит деградация большинства населения страны, сокращение его численности, ликвидация ряда ключевых отраслей промышленности и оборонного комплекса, сужение коридора возможностей и уничтожение перспектив развития.

Чрезвычайность нынешней ситуации наглядно показывает рис.1. Здесь представлена зависимость средней ожидаемой продолжительности жизни населения от валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения. Видно, что большинство стран мира имеют показатели вблизи некоторой ломаной кривой. Первый участок соответствует массовой гигиене, родовопоможению, вакцинации, развитию массовой медицины. Сравнительно небольшие вложения в здравоохранение здесь приводят к значительному увеличению продолжительности жизни. В нашей стране в ХХ веке в советские времена прохождение этого участка кривой позволило увеличить среднюю ожидаемую продолжительность жизни мужчин почти вдвое – с 30 до 70 лет. Второй участок (после излома) требует «индивидуальной медицины», вложений в изменение образа жизни и других серьёзных социальных программ.

Из этой кривой «выпадают» страны тропической Африки, в которых более 15% взрослого населения заражено СПИДом. Жирная точка на рисунке соответствует России. Это означает, что в среднем граждане нашей страны живут примерно на 10 лет меньше, чем позволяет их средний подушевой доход.

Это означает тяжелый кризис жизнеустройства и позволяет сформулировать национальную идею и критерий эффективности управления обществом, элитами и госаппаратом. Идея состоит в том, чтобы выйти из зоны социально-демографической катастрофы и вернуться к тем показателям и взаимосвязям между национальным богатством и качеством жизни, которые характерны для остальных стран мира. Качество управления определяется тем, насколько успешно и быстро удастся решить эту главную задачу. Инновационное развитие – лишь инструмент для решения этой проблемы в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Идея «сбережения народа», с которой всё чаще выступают различные политические силы, приобретает с этой точки зрения конкретные количественные выражения.

Не является ли преувеличением представление о холодной гражданской войне? Рисунок 2 показывает, что, к сожалению, нет. В период войны мужчин убивают и разница в средней ожидаемой продолжительности жизни достигает 10-12 лет. На рисунке видны пики, соответствующие мировым войнам, а также большой максимум, соответствующий нынешней ситуации. Отсюда становится ясен масштаб переживаемой катастрофы.

Поэтому наша уникальная самодостаточная цивилизация проходит кризис, решая задачу исторического масштаба. Это поиск и строительство того типа жизнеустройства, согласующегося с мировыми трендами и новыми социальными и технологическими реалиями, который позволил бы перейти от вымирания к выживанию, а от выживания к развитию, сборка социального субъекта – создание инструмента для решения этой грандиозной задачи.

Социальная основа российского кризиса. В том, что ключевые проблемы являются социальными, связанными с жизнеустройством, с неудовлетворенностью нынешним положением и отсутствием перспективы, убеждает рис.3, построенный на основе данных нескольких государственных докладов. Видно, что численность погибших людей в результате стихийных бедствий, природных катастроф, в результате террористических актов (находящиеся в центре общественного сознания) на порядки отличается от количества просто пропавших без вести, убитых, окончивших жизнь в результате дорожно-транспортных происшествий. Видно, что главная причина гибели по неестественным причинам – самоубийства. По этому горькому показателю наша страна в течение последних лет держала первое или второе место в мире.

Половина всех убийств и самоубийств совершается в России в состоянии алкогольного опьянения. Значительная часть населения страны спивается и губит себя. российские элиты в течение последних двадцати лет декларируют своё стремление направить страну по капиталистическому пути. Рецепт социальной стабильности, открытый в ХХ веке и успешно использованный рядом ведущих стран современного мира, представлен на рисунке 4. На нем схематически показана социально-экономическая структура социально-стабильного общества. Чтобы найти долю населения, накопления которых меньше а, надо посчитать площадь левого криволинейного треугольника (а – абсцисса его правой стороны). Чтобы найти долю богатых, накопления которых больше b надо оценить площадь правого криволинейного треугольника (b – абсцисса его левой стороны). Основная часть такого общества – средний класс, которому есть что терять. Именно его интересы, прежде всего, отражает и защищает государственный аппарат такой страны. Бедные в этом случае получают социальные пособия, трансферты и, т.д. Тщательно проводится селекция талантливой молодёжи из бедных слоев, и помощью разнообразных «социальных лифтов» их поднимают наверх. Для «правого треугольника» есть эффективно применяемое антимонопольное законодательство, позволяющее контролировать владельцев крупнейших состояний страны.

К сожалению, в нынешней России ситуация другая. Схематично она представлена на рисунке 5. Плотность распределения вероятности по накоплениям имеет два горба. Первый горб вместе со слабым и малочисленным средним классом составляют около 90% населения. В другом «горбе» – горбе богатых – около 10% граждан. Это «новые русские», высшая бюрократия, обслуживающие их структуры – охрана, дорогие проститутки, криминалитет, часть творческой интеллигенции и т.д.

Проблема состоит в том, что интересы представителей этих двух «горбов» антагонистичны. Это можно проиллюстрировать на простом и жизненно важном примере – снабжении населения страны лекарствами. Напомним, что СССР был биотехнологической сверхдержавой, обеспечивающей себя практически полным спектром лекарственных средств и импортировавшей многие препараты. Правительство Ельцина-Гайдара практически ликвидировало отечественную фармацевтическую промышленность. Основой лекарственного средства является действующая субстанция (остальное – наполнители, разбавители, упаковка). Академик-секретарь Отделения химических наук РАН, выступая на заседании Президиума Академии несколько лет назад, заявил, что Россия в настоящее время не делает действующих субстанций для каких-либо лекарств.

«Горб бедных» заинтересован, чтобы в стране были доступные, качественные, отечественные лекарства. «Горб богатых» – в противоположном. Его представители могут лечиться за границей, а импорт дает весомые «откаты». По данным Генеральной прокуратуры РФ, более 90% лекарственных средств, продаваемых в России в качестве импортных, являются фальсификатом. Материальные интересы криминалитета и высшей бюрократии и в данном случае совпадают. Государственный аппарат в этом, как и во многих других случаях, действует в интересах «горба богатых». Последний представляет собой коллективный социальный субъект, паразитирующий на обществе в целом. Эффективно противостоящего ему субъекта, выражающего интересы «горба бедных» и среднего класса, пока в стране нет. Поэтому многие действия, предпринимаемые властью, а также реакции на них общества, и кажутся порой парадоксальными и самоубийственными.

«Горб бедных» объективно заинтересован в модернизации, в нанотехнологическом проекте (а не в его имитации), в других инновационных программах, в полноценном, качественном образовании, в том, чтобы наша страна встала с колен.

«Горб богатых» чувствует себя вполне комфортно, оседлав нефтегазовую трубу, и трактует большинство населения «этой страны» как ненужное обременение. Именно поэтому никакие инновационные проекты и модернизация в стране в течение двух десятилетий не идут, напротив, происходит деградация и демонтаж созданного в инновационном, образовательном, технологическом пространстве и главное – в пространстве смыслов и ценностей.

Что дальше?


Стоит также напомнить, что в России процессы политического развития до недавнего времени сопровождались ослаблением и «полураспадом» государства, вплоть до превращения его в орудие воровства, инструмент манипуляций и циничных интриг в руках отдельных групп и даже личностей.

Ю.М. Лужков

Что же ждет Россию? Как ни странно, у значительной части научного и экспертного сообщества сформировался общий ответ на этот вопрос. Он конкретизирован и обоснован в трудах различных исследовательских центров, обсуждался на многих конференциях. Приведем недавние примеры. Сообщество, сложившееся в Институте прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН и вокруг него, представило своё видение будущего России в нескольких книгах [1,2,3].

Около десятка лет Институт экономических стратегий РАН собирает Глобальный стратегический форум, целиком посвященный будущему России [4]. Исследование этого круга проблем – основа деятельности Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования [5]. Эти вопросы были в центре внимания проекта «Комплексный системны анализ и математическое моделирование мировой динамики» программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Экономика и социология знания». Они же регулярно обсуждаются в журнале «Рефлексивные процессы и управление» и на заседаниях Клуба инновационного развития РАН, который возглавляет профессор В.Е. Лепский.

Подводя итог этих обсуждений, можно сказать, что сейчас страна находится в точке бифуркации, когда действия различных сообществ, социальных субъектов и элитных групп определяет судьбу нашей цивилизации – мира России – но много поколений вперед или навсегда. Какой же выбор делается?



Российские сценарии. Инерционное развитие. Всё будет идти примерно так же, как идет в настоящее время. Страна будет плыть по течению. Её экономика будет целиком зависеть от мировых цен на энергоносители. Политика будет определяться управляющими воздействиями субъектов мировой геополитики – сейчас США, чуть позже Китая, далее, возможно мира ислама – или Объединенной Европы.

Экономика будет падать, независимо от мировых кризисов (последние могут лишь ускорить падение). В 2014-2018 году развитые страны мира смогут освоить VI технологический уклад. Локомотивными отраслями этого уклада, вероятно, будут биотехнология, роботика, новая медицина, нанотехнологии, новое природопользование, высокие гуманитарные технологии, полномасштабные технологии виртуальной реальности. Поскольку субъект инновационного развития страны не сложился ( и «сложить» его в нынешнем российском обществе, в условиях холодной гражданской войны будет нелегко), и адекватных усилий чтобы вскочить в последний вагон уходящего мирового технологического поезда не предпринимается, то страна сначала будет отброшена на обочину истории без каких-либо перспектив развития и шансов обрести субъектность в современном мире. А потом её просто будут рвать на части, в которых будут воплощаться цивилизационные проекты других геополитических субъектов. На рис. 6 показан наиболее вероятный результата такого «плавного распада» страны. Модель была построена на основе «динамической теории информации», развитой профессором Д.С. Чернавским [6], компьютерный расчет проведен сотрудником ИПМ А.С. Малковым.

В этом варианте войска не вводятся на территорию России и столкновение различных цивилизаций происходит в экономическом, демографическом, информационном пространстве, в пространстве смыслов и ценностей.

Сахалин и Курилы отходят к Японии, появляется китайская зона влияния, мусульманский анклав в Поволжье, Северо-Западная республика. Чукотка, Камчатка, обширные пространства Севера и Дальнего Востока, Восточная и часть Западной Сибири оказывается под протекторатом США.

Естественно, возможны более острые, комбинационные сценарии, ведущие к форсированному распаду слабеющей России, после того как определенный порог будет перейден. Их детали также подробно обсуждают эксперты.

Революция снизу. Прообраз такого развития событий дают Великая французская революция и Великая Октябрьская социалистическая революция. К сожалению, история показывает, что на фоне «падающей экономики» революции обычно не происходят. Поэтому страну можно «разорять до смерти».

Однако, если Россия начнет вставать с колен, то шанс для революционных преобразований появляется. В революции снизу «горб богатых» и основная часть паразитических классов будут «срезаны», лишившись возможности извлекать природную ренту и «пилить» государственный бюджет. Опыт предыдущих революций показывает, насколько велики могут быть социальные и экономические издержки таких процессов.

К сожалению «верхи» всё в меньшей мере могут управлять страной. Ряд чиновников в беседах с зарубежными коллегами уже в открытую говорят о неизбежности распада страны и желательности непосредственного внешнего управления Россией. Вероятный крах мировой валютной системы, военные столкновения мировых субъектов или их сателлитов, «войны элит» увеличивают вероятность такого сценария.

Пока нет социального субъекта, ориентированного на этот вариант захвата власти. Однако опыт революционного движения, оранжевых революций, информационных войн показывает, что такой субъект может появиться очень быстро.



Революция сверху. В этом варианте «горб богатых» лишается многого, но не всего. Распределение становится одногорбым. На историческую арену наконец-то выходит российский средний класс. В этом варианте стране, вместо того чтобы проедать и потреблять, придётся созидать, творить, наверстывать упущенное.

Опыт подобных «революций сверху» есть. Отчасти Новый курс Рузвельта в США, реформы Ататюрка в Турции, реформы Эрхарда в Германии, взлет Южной Кореи. Да и советский опыт не стоит сбрасывать со счетов.

Возможно ли это в новой мировой реальности? В условиях необходимости срочно осваивать возможности нового технологического уклада, формирования «складывания» инновационного субъекта и «затачивания» общества под высокие технологии?

История показывает, что это трудно, но возможно. Это требует сверхусилий от народа страны, большого проекта и адекватных ему социальных и управленческих технологий. Хрестоматийным примером здесь является пример развития Южной Кореи в последней трети ХХ века.

Можно сказать, что Южная Корея и Канада 1970-х годов являются странами-аналогами России 2010-х. Первые две страны решали задачи освоения возможностей, представленных V технологическим укладом. Локомотивными отраслями последнего были компьютерная индустрия, малотоннажная химия, телекоммуникации, интернет, ряд других. Канада, занимая роль сателлита США, развивалась в невысоком темпе (см. рис.7), направляя львиную долю валового внутреннего продукта на потребление. Поэтому место Канады и её роль в мир-системе не изменилась.

Южная Корея, напротив, осуществила сборку стратегического субъекта, ориентировав страну на технологический прорыв, на инновационное развитие. На знание, науку, будущее, на более высокие моральные стандарты. В течение короткого времени город Сеул занял первое место в мире по числу физиков на душу населения. В течение ряда лет в экономику вкладывалось более 40% валового внутреннего продукта (см. рис.7). Подчеркнем социально-экономические формы адекватные задачам технологического прорыва, найденные в те годы в стране. Патернализм, патриархальность, преданность роду и традиции удалось использовать в целях модернизации в вертикально интегрированных компаниях – чеболях. Для последних был характерен пожизненный найм, социальная ответственность и забота об образовании, продвижении, социальной защите и других сторонах жизни сотрудников. Это сработало. Вложив сверхусилия, освоив V технологический уклад, Южная Корея вырвалась в число развитых успешных стран, в лидирующую группу государств современного мира.

Этот путь не заказан и России. Именно он и является её главным шансом и надеждой.

Универсальность алгоритмов сборки субъекта


Сегодня не может быть сомнений в том, что большинство людей, некогда составляющих советский народ, ни за что не отдало бы свою страну в обмен на тот строй и тот социальный статус, который они в результате получили.

А.Панарин

Ответим себе на вопрос, что может «собрать» исторический субъект. Это, прежде всего, общность:



  • исторической судьбы;

  • беды;

  • проблемы;

  • вызова;

  • проекта.

Все эти элементы имеют место в переживаемой Россией ситуации. Общность исторической судьбы позволила сложить советский народ, прошедший через многие тяжелые испытания и выстояв в них. Беда состоит в том, что из субъекта он превращается в объект, уходит из мировой истории. Проблема заключается в бессубъектности, в отсутствии в данный момент элиты и контрэлиты, которые могли бы организовать граждан России и направить их усилия на решение исторических задач, которые стоят перед страной. Вызов состоит в необходимости очень быстро, меньше чем за 10 лет, освоить возможности, предоставленные VI технологическим укладом. Инструментом для этого является большой проект для России, который предстоит создать и выполнить.

Классики марксизма, многие выдающиеся историки и социологи полагали, что сборка социальных субъектов – процесс естественный и стихийный, результат самоорганизации. В ХХ веке социология, политология, развитие теории информационного, рефлексивного, трансформационного управления, большой опыт оранжевых революций, манипулирования общественным сознанием, уроки новейшей истории показали, что сейчас самоорганизация может дополниться организацией, целенаправленными действиями по сборке и демонтажу социальных субъектов. Многое из сферы науки уже удалось перевести в область конкретных социальных технологий [5,6]. Обсуждение этого круга проблем требует отдельного разговора.

Проблема сборки российского субъекта является междисциплинарной и универсальной. Нельзя, к примеру, «сложить субъекты» в научном, технологическом, образовательном пространстве, оставив неизменными социально-экономическую область и доминирующие в обществе смыслы, ценности и жизненные стратегии.

Итак, какие же общие задачи предстоит решить будущему стратегическому субъекту, который может вырвать страну из нынешнего тягостного безвременья и повернуть вспять нынешние процессы распада России?



Новая повестка дня. По сути, перед стратегическим субъектом (в терминологии профессора В.Е. Лепского) встанут следующие задачи.

Модернизация России. Это системная задача. В экономике предстоит добиться продовольственной и лекарственной безопасности, возродить обрабатывающую промышленность, удержать техносферу, оказавшуюся на пороге масштабных техногенных катастроф, сориентировав науку, образование, технологии, экономику на освоение возможностей VI технологического уклада. Развитие и использование социальной и деловой активности населения. Простейший ключ к этому – строительство собственного жилья. Неприемлема ситуация, когда большинство населения страны нуждается в улучшении жилищных условий и не имеет шансов в течение всей жизни решить эту задачу. (Для «горба богатых» – жильё ныне объект спекуляций, за 10 лет «строительному лобби» в Москве удалось взвинтить цены в 6 раз, для «горба бедных» – жильё это важнейшая жизненная потребность.) В США в расчете на душу населения строилась до кризиса втрое больше жилья на душу населения, чем в России … Стране нужен быстрый экономический рост. Иначе её не будет.

Целеполагание и создание нового государственного аппарата. История учит, что большой модернизационный проект в России не реализуется без государства и вне государства. Несколько лет назад В.В. Путин в беседе с Г.А. Зюгановым заявил, что государства в России ещё нет. Стратегическому субъекту российского развития предстоит его создать. В настоящее время, по данным Администрации Президента выполняется 5% решений принимаемых Президентом (по независимым оценкам около 2%). Необходим возврат управляемости, вероятно, создание ещё одного дополнительного контура управления.

Бюрократия в России была и остаётся огромной силой. Поэтому создание нового аппарата госуправления – грандиозная задача, она сравнима с той, которую решал Иван Грозный, создавая опричнину, Петр I, отодвигая от рычагов управления боярство и приближая дворянство, Сталин, выводя на передовые позиции технократов вместо профессиональных революционеров. Но без решения этой задачи России просто не будет.



Декриминализация страны. По данным Генеральной прокуратуры РФ, в настоящее время объем взяток, даваемых и принимаемых в стране, превысил национальный бюджет. Срастание госаппарата с криминалом, проникновение последнего в высшие эшелоны власти лишает страну надежд на развитие. Технологии декриминализации общества и власти в мире хорошо известны и апробированы. Стратегическому субъекту, ориентированному на возрождение России, можно выбрать наиболее подходящие и воспользоваться ими. (Подобные меры, с учетом местной специфики, принимались в США, Китае, Италии, Южной Корее, во многих других странах. Возможны они и в России.)

Освоение Евразии. Ряд ведущих государств и влиятельных политиков современного мира всё настойчивее ставят вопрос о нежелании и неспособности России осваивать природные богатства на её территории, находящиеся за Уралом. Всё громче звучат голоса тех, кто требует «интернационализации» (конфискации у России) этих природных ресурсов. Продолжается отток населения из азиатской части России в европейскую.

Россия находится в экстремальной географической и геоэкономической зоне. Более двух третей её территории лежат в зоне вечной мерзлоты. Технологии освоения территории, которыми пользовались многие другие страны (создание сети железных дорог, хайвеев и т.д., строительство легко возводимых щитовых домов), в большинстве своем неприменимы для освоения этой геоклиматической зоны.

В последние несколько лет американскими исследователями Л.Г. Бадалян и В.Ф. Криворотовым была развита теория техноценозов [7]. Эта теория распространяет системные идеи В.И. Вернадского, создавшего биогеохимию, на исторические и социально-экономичекие процессы, на развитие цивилизаций. Техноценоз представляет собой целостную систему, включающую осваиваемую геоклиматическую зону, используемые технологии, главный энергоноситель эпохи, народ, решающий проблему освоения этой зоны, социальные и финансовые институты.

Каждый пример успеха, взлета определенной цивилизации был связан с новыми технологиями освоения земель, побережий, акваторий, ресурсов, считавшихся «неудобьми» в рамках предшествующих технологических укладов [7]. Для России, учитывая её социально-демографические реалии, трудность освоения евразийских просторов, возможности современных высоких технологий, способы жизнеустройства и освоения наших просторов, адекватные современным историческим задачам страны ещё предстоит найти.


Как встать с колен?


Боже, дай силы изменить то, что я должен изменить, дай терпения, чтобы принять то, что я не могу изменить, и дай мудрость,чтобы отличить первое от второго.

Франциск Ассизский

Прежде чем строить планы о том, как выходить из кризиса, естественно проанализировать, как страна в нем оказалась, и что необходимо ликвидировать, устранить, отыграть.

Главные шаги, обусловившие нынешний кризис, сделанные в период горбачевщины-ельцинщины были таковы:


  • Уничтожение или принижение системообразующих смыслов, ценностей, идеалов мира России.

  • Отказ от прогнозирования, планирования и целеполагания на государственном уровне.

  • «Шизофренизация» руководства страны и государственного аппарата (разные части управленческой структуры решают противоположение, исключающие друг друга задачи).

  • Жесткая геополитическая, геоэкономическая, геокультурная привязка к Западу.

  • Разрушение трудовой этики и переход от работы к её имитации в массовом масштабе.

  • Опора на криминалитет.

  • Уничтожение личной ответственности.

Чтобы встать с колен стране надо будет двигаться в прямо противоположном направлении.

Перехват власти. В настоящее время в общественных науках активно развивается теория элит [8]. Она позволяет выявить скрытых субъектов, вскрывать контекст действий и стратегии кланов и элитных группё эта «микросоциальная теория» (доходящая до действий и целей отдельных людей) позволяет анализировать процессы в «быстром времени» (вплоть до изменения текущей политической ситуации). Однако при переходе к макроописаниям, к длительным и масштабным элитным сдвигам многое становится гораздо проще (подобно тому как в метеорологии намного легче, чем моделировать власти).

И в этой системе «макроэлитных переменных» и прошлого, и варианты будущего видятся гораздо яснее.

В СССР реальное управление страной осуществляли партийная элита и элита оборонно-промышленного комплекса. Именно эти два элиты генерировали большие проекты для страны, стратегии развития и организовывали их существование в течение многих десятилетий. Феномен КПСС – партии нового типа – сыгравшей важнейшую роль в мировой истории ХХ века, нуждается в дальнейшем осмыслении и исследовании.

Однако к 1990-м годам партийная элита оказалась разложена. Оборонная элита оказалась слабым макросоциальным субъектом и не смогла защитить ни себя, ни общество.

В 1990-х годах произошла «великая криминальная революция», в результате которой реальная власть в стране оказалась захвачена криминальной элитой и элитой чиновничества, освободившейся от всякого контроля извне. История учит, а российский опыт последних десятилетий подтверждает, что эти элиты не в состоянии предлагать большие проекты и стратегии развития. В лучшем случае они используют существующие социальные структуры и стратегии и осуществляют оперативное, ситуационное управление. Организовать эффективное развитие экономики и, тем более, переход к новому технологическому укладу они оказались неспособны. Коренные интересы этих элит оказались антогонистичны по отношению к интересам большинства населения, которым они управляют (описанная выше ситуация двух «горбов»). Россия потеряла многие важные позиции в мировом геоэкономическом, геополитическом, геокультурном пространстве. Страна утратила значительную часть своего суверенитета и субъектности. Отстроенная «колониальная демократия» не удовлетворяет по разным причинам большинство населения страны. «Верхам» справиться с ситуацией становится всё сложнее.

Путь в будущее связан с перехватом власти двумя новыми элитами, которые могут взять на себя роль стратегических субъектов. Условно их можно назвать элитой развития и элитой знания. Чтобы страна не ушла в небытие ей надо форсированное экономическое, социальное, культурное развитие, новая рефлексия и самосознание. И на краю пропасти, к которой движется Россия, это может стать очевидным очень многим.

Вполне возможно, что теории «общества основанного на знании», представления об «обществе риска», о «людях воздуха» или «креативном классе» весьма скоро обретут почву под ногами. Стоит напомнить, что экспорт программного обеспечения из Индии сравним по объему с экспортом нефти из России и значительно превышает объем экспорта российского оружия. Стратегический прогноз, проектирование будущего, создание новых поколений технологий, управление рисками, формирование образов массового сознания играет всё более важную роль в мире. И творцов всего этого всё меньше устраивает роль обслуги других классов и групп. И это шанс для создания новой элиты.

В теории самоорганизации – синергетике – в своё время было введено понятие русел и джокеров в пространстве возможных состояний системы (фазовом пространстве). Областям русел соответствуют медленные, эволюционные процессы с большим горизонтом прогноза. В области джокера, напротив, горизонт прогноза мал, состояние системы характеризуется множеством факторов, переменных, субъектов, которые при эволюционном течении событий вообще не играют никакой роли. Важными становятся субъективные, игровые моменты. В этих областях малые причины могут привести к большим последствиям, случайности начинают играть большую роль. Смыслы, ценности, установки отдельных групп или людей могут оказаться решающими. Ситуация не просчитывается и можно говорить лишь о сценариях, их вероятностях, о различных возможностях саморазвития системы.

Происходящий мировой кризис, высветивший российские проблемы, быстро приблизил Россию к области джокера. В данной области возможно многое, в том числе и сборка новых субъектов в инновационном, технологическом, образовательном и многих других пространствах. Сейчас такая сборка – одна из главных надежд России, надежд на то, что будущее нашей цивилизации – мира России – состоится.

Литература



  1. Будущее России в зеркале синергетики / под ред. Г.Г. Малинецкого. –М.: КомКнига, 2006 – 272с.

  2. Синергетика: Будущее мира и России / под ред. Г.Г. Малинецкого. – М.: Издательство ЛКИ, 2008 – 384с.

  3. Будущее России. Вызов и проекты: История. Демография. Наука. оборона / под ред. Г.Г. Малинецкого. Изд. 2-е. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009 – 264с. (Будущая Россия).

  4. Прогнозы и стратегии. №1 / 2008 – 01/2009(2). Нюансы турбулентности, 246с.

  5. Якунин В.И., Багдасарян В.Э., Сулакшин С.С. Новые технологии борьбы с российской государственностью. – М.: Научный эксперт, 2009 – 424с.

  6. Кара-Мурза С.Г. Демонтаж народа.- М: Алгоритм, 2007 – 704с.

  7. Бадалян Л.Г., Криворотов В.Ф. История. Кризисы. Перспективы : Новый взгляд на прошлое и будущее. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010 – 288с. (Синергетика: тот прошлого к будущему. Будущая Россия).

  8. Кургинян С.Е. Слабость силы /аналитика закрытых элитных игр и её концептуальные основания. – М.: ЭТЦ. 2006 – 388с.

  9. Рефлексивный подход: От методологии к практике/ Под ред. В.Е.Лепского. – М.: Когито-Центр, 2009. – 447 с.


с. 1

скачать файл