На сцене обстановка аскетичная. Всё, что минимально будет потом необходимо


с. 1 с. 2 ... с. 12 с. 13



ЕЛЕНА ИСАЕВА




ПРО МОЮ МАМУ И ПРО МЕНЯ

(Школьные сочинения в двух действиях)

Москва

2002 г.


Действующие лица:

ЛЕНА
МАМА


МУЖЧИНА
ЖЕНЩИНА
ПАРЕНЬ
БАБА РАЯ

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

На сцене обстановка аскетичная. Всё, что минимально будет потом необходимо для действия. Стол, шесть стульев (по количеству действующих лиц, чтобы все могли сесть), диван, на котором, поджав ноги, сидит МАМА – читает книжку и ест конфеты.

В глубине сцены – дверной косяк и дверь, то есть не дверь ведущая в другое помещение, а обозначение двери. Многое на сцене будет не происходить, а обозначаться – как в детской игре.

ЛЕНА что-то пишет за столом.

Она встаёт, отрываясь от своей тетрадки, выходит на авансцену и говорит, обращаясь к зрителям, сразу приглашая их в собеседники.
ЛЕНА. Каждый человек чего-то хочет от жизни. Когда мне

исполнилось 10 лет, я впервые задумалась – чего же хочу я. «Хочу стать известной!» – шепнул мне внутренний голос. Интересно, почему у людей такая тяга к славе? Тогда я не задавала себе этого вопроса, я просто хотела чего-то достичь. Оставалось определить – чего. То есть поставить цель, к которой я потом должна буду всю жизнь стремиться. Итак, я твёрдо была уверена, что, во-первых, жизнь без цели – пуста, и, во-вторых, что за интересную, яркую жизнь надо бороться. Прежде всего – с собственной ленью, то есть практически – с самой собой. Потому что из художественной литературы я знала, что все замечательные люди очень много трудились, прежде чем чего-нибудь достичь. Надо было только найти поприще, на котором эту лень преодолевать.



(Маме). Мам!

МАМА (отрываясь от книжки). А?

ЛЕНА. Вот ты –когда была маленькой – ты мечтала стать

знаменитой?

МАМА. Я?.. Я не мечтала.

ЛЕНА. Почему?


МАМА (опять углубляясь в книгу). Я не мечтала, я была уверена,

что стану.

ЛЕНА. Ну?.. И ведь не стала?

МАМА. Ещё всё впереди. Какие мои годы?

ЛЕНА (зрителям). Мне-то казалось, что уже поздновато. (Маме). А…

кем? Ну, то есть в какой области ты собираешься стать

знаменитой? Как – кто?

МАМА. Как это – как кто? Как мать гениального ребёнка,

естественно.

ЛЕНА. То есть – как моя?

МАМА. Ну, да. Но, вообще-то, дорогая,

«Быть знаменитым – некрасиво.

Не это поднимает ввысь…»

ЛЕНА. Хорошо ему было, Пастернаку, рассуждать, когда он уже и

так был знаменитый поэт и Нобелевку ему присуждали!

МАМА. Не спорь с классиками, а покажи – на что ты сама способна.

И, знаешь, хорошо бы ты не просто стала знаменитой (знаменитой ведь можно стать и из-за какого-нибудь скандала), а хорошо бы ты попутно приобрела какую-нибудь стоящую профессию – и вот в ней уже прославляйся сколько душе угодно!

ЛЕНА. А ты как думаешь – где надо начинать пробовать себя?


МАМА. Там, где тонко.

ЛЕНА. Как это?

МАМА. Ну, где тебе легче всё даётся.

ЛЕНА (в зал). Музыка мне далась не очень. Пока я учила аккорды к

песням – всё было отлично, но когда выяснилось, что ещё

существует сольфеджио и прочее такое – я поняла, что стать

великим композитором у меня не хватит никакого терпения.

(Музыка Моцарта, которая постепенно переходит в какой-то блатной мотивчик). И в первом классе, когда училась на

фортепиано, и в седьмом, когда училась на гитаре. На гитаре, вообще не заладилось, потому что учительница выбрала меня в конфидентки, и мы всё время говорили про любовь.


На сцену выходит ЖЕНЩИНА с гитарой, садится на стул в

противоположном от мамы углу сцены, берёт несколько аккордов, потом передаёт гитару Лене. Лена поёт: «Мой костёр в тумане светит».


ЛЕНА (прерывает песню на взлёте). Она спрашивала:

ЖЕНЩИНА (поправляя Лене постановку пальцев). Как ты

думаешь, если мы с ним видимся раз в неделю – это любовь?
На сцене появляется МУЖЧИНА лет 45 –55-ти. Он подходит к Лене, забирает гитару и отходит с гитарой вглубь сцены, что-то наигрывая. Женщина преданно смотрит ему вслед.
ЛЕНА. Она была уже пожилая и довольно полная дама, и по моим

тогдашним представлениям о мировой гармонии ей любовь,

вообще, уже не полагалась. Поэтому, раз кто-то с ней виделся

раз в неделю и после, придя на занятия, она светилась, как сто тысяч солнц, наверное, это была любовь. И я честно говорила: (Женщине). Да. (В зал). И она у меня классику не спрашивала, а учила меня петь…

«Шаланды полные кефали…»
Лена и Женщина самозабвенно поют. Мужчина аккомпанирует

им на гитаре. Мама с дивана подпевает.
ЛЕНА (в зал). После неудачи с музыкой я ринулась в спорт. У нас в

классе самая стройная девочка была Ленка Леонова, потому

что она занималась художественной гимнастикой. Она всегда

ходила так прямо, как будто кол проглотила (Демонстрирует).

Я попросила – Ленка взяла меня с собой на занятие.
Мужчина устанавливает магнитофон, вставляет туда кассету с какой-нибудь классикой, под которую можно заниматься и включает. Женщина на глазах распрямляется, молодеет, даже худеет, - преображается в тренера.
ЖЕНЩИНА (хлопая в ладоши). И-раз, и-два! И-раз, и-два!
Лена двигается по залу в такт музыке, повторяя за тренершей одно гимнастическое упражнение за другим. То прыгает на одной ноге в позе ласточки, то кружится, то просто поднимает и опускает ногу – как у станка. Получается это всё довольно неуклюже, хотя она и старается.
ЛЕНА. Я крайне добросовестно повторяла за девочками все движения,

но в конце урока мне объявили:



с. 1 с. 2 ... с. 12 с. 13

скачать файл